Архив
Свежие новости
Поэзия
Проза
Веб - строительство
Музыка
Графика и дизайн
Живопись
Фотография
Переводы
Поиск автора
Конкурсы
Поиск
Историческая страничка
Люди   и  судьбы
События, в русских общинах
Семейная
О Святых
Молодежная страничка
Детская страничка
Кроссворды
Письма читателей
Интернет
Предложения
Работа
Вопросы и ответы
Православие
Просто о жизни
 
 Домой  Статьи / Россия возвращается к понятию «Святая Русь». Интервью с настоятелем Свято-Николаевского собора в Брисбене.100-лет со дня убиения царской семьи.   Войти на сайт / Регистрация  
 Поиск 
    Карта сайта  
Православие

 
Россия возвращается к понятию «Святая Русь». Интервью с настоятелем Свято-Николаевского собора в Брисбене.100-лет со дня убиения царской семьи.
( Людмила Ларкина )

 Никогда еще в Екатеринбург не съезжалось так много людей со всех стран мира, как в июле 2018 года. Многие приехали в Екатеринбург, чтобы почтить память убиенной семьи последнего Российского царя. Исполнялось 100 лет с той кровавой ночи, когда с 16 на 17 июля 1918 года в подвале дома горного инженера Николая Ипатьева были расстреляны российский император Николай II, его супруга императрица Александра Федоровна, их дети — великие княжны Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия, цесаревич Алексей, а так же лейб-медик Евгений Боткин, камердинер Алексей Трупп, повар Иван Харитонов и комнатная девушка Анна Демидова.


Я сама в эти дни была в Екатеринбурге и видела, как народ прилетал в этот город отовсюду, включая австралийских, американских, итальянских паломников. Гостиницы были переполнены, приезжих в городе становилось все больше и больше. Такое скопление народа было еще и от того, что в преддверии памяти 100-летия кровавых событий на стадионе Екатеринбурга и в 11-ти российских городах с 14 июня по 15 июля 2018 шли мачты: Египет – Уругвай, Франция – Перу, Япония – Сенегал, Мексика - Швеция. Аудитория болельщиков в Екатеринбурге составила в те дни более 125 тысяч зрителей. Последний мачт состоялся 15 июля 2018 года, а на следующий день, в ночь с понедельника на вторник, с 16 на 17 июля 2018 года по Екатеринбургу шел крестный ход от Храма-на-Крови до Ганиной ямы, где располагается монастырь святых Царственных страстотерпцев.


За две недели до крестного хода, я проехала и прошла паломницей “царский путь”, записав множество видео интервью в разных монастырях Екатеринбургской епархии. Видела своими глазами, как готовятся к встрече святейшего патриарха Кирилла в монастырях, как красятся заборы, меняются ворота, двери, чистятся территории, прицерковные помещения. Жизнь кипела во всех православных приходах Екатеринбурга и Свердловской области. Вся эта подготовка к важному событию напоминала преддверие празднования Пасхи, только без вязки вербы и ожидали на этот раз не воскресение Христово, а ночь скорби об убиенном последнем самодержце Российской империи.


Подробно о своих наблюдениях я расскажу в следующей статье, а Сегодня я беседую с очевидцем крестного хода, русским австралийцем, родившимся далеко от России, который сам принял участие в 22-километровом шествии по екатеринбургской земле от Храма-на-Крови до Ганиной ямы. Я беседую с настоятелем Кафедрального Свято-Николаевского собора в Брисбене, штата Квинслед протоиреем Гавриилом Макаровым.


-Отец Гаврил, вы настоятель первого русского православного прихода, построенного русскими беженцами на 5-ом континенте в 1920-ые годы прошлого столетия. Вы родились далеко от России и ступили на землю своих предков впервые уже в сознательном возрасте, будучи уже священником. И вот вы, как очевидец перемен, стали участником крестного хода на том месте, где была убиенна царская семья. За крестным ходом в ту ночь наблюдал весь мир. Поделитесь своими впечатлениями, чувствами, расскажите о том, как вы лично ощутили на себе события «ночи скорби». Было ли что-то для вас неожиданным, особенно взволновавшим, незабываемым?


-Для меня это был уникальный опыт, и то, что я испытал во время «царской ночи скорби» в часы шествия, глубокой молитвы, единения духа людей, всеобщего покаяния, я не испытывал раньше никогда. Этих часов свой жизни я никогда не забуду. На место начала крестного хода мы прибыли примерно за шесть часов до ночной службы. Вся площадь была уже занята людьми. Было видно, что многие здесь ночевали. Повсюду, прямо под открытым небом, на расстоянии друг от друга в 50-ти метрах стояли аналои с евангелиями, крестами и люди один за другим подходили к аналоям и исповедовались у священнослужителей. Таких духовных точек для исповеди прямо на площади было организовано около 30-ти. Исповедь прямо на улице меня просто потрясла. Люди шли и шли, но самое важное потрясение было еще впереди. Забегая вперед, чтобы обратить внимание на то, сколько прибыло народа в ту ночь, я хочу сказать, что в храме причащались только священнослужители. Одних архиереев прибыло около 40. Невозможно было всем войти в храм. Священнослужителей прибыло столько, что чаш с Божественными дарами было приготовлено для них около 20. Верующие миряне причащались под открытым небом из 100 чаш. Я такого никогда не видел. Как все это надо было мудро устроить с бытовой и с духовной точки зрения, а так же предусмотреть с точки зрения безопасности.


-Не было ли у вас чувства, что причащается весь российский народ и сама Россия?


-Именно это я ощутил. Из сводок средств массовой информации я знаю, что в крестном ходе участвовало более 100 тысяч человек, но у меня было чувство, что в ту ночь в Екатеринбурге причащалась вся многомиллионная Россия, что каждый человек, проживающий в России, православный христианин. Не покидало мое сердце одновременно радостное и тревожное чувство. На глазах происходило что-то очень значимое для всей России, для всего русского народа и человечества. Пред нами предстоял 22-ух километровый крестный ход. Я не был уверен в том, что смогу пройти это расстояние, понимая, что ноги у меня не самые крепкие и я уже не такой спортивный, как раньше. Были сомнения в своих физических возможностях, но в какой-то момент я понял, что другой альтернативы нет и быть не может. Надо идти. Когда начался крестный ход я почувствовал, как вдруг какая-то сила подняла людей и мой дух в этот момент укрепился на столько, что мне уже не было дела до моих сомнений и внутренних переживаний, я уже не думал, хватит у меня физических сил, или нет. Было одно желание – идти, и тут все пошло единым ходом, без единой мысли: «Скоро ли дойдем? Сколько осталось?». Было уже не важно. Идем и идем, когда дойдем до Ганиной ямы, тогда и дойдем. Я просто шел, молился и так было легко и хорошо. Впереди шел Святейший Патриарх, задавая тон для всех, а народ шел за ним. Это было очень впечатлительно, но это с созерцательной точки зрения. А с духовной точки для себя я увидел это еще глубже. Я понял и почувствовал, что все это не просто так; свершается в этот момент великое таинство, еще не понятое до конца, не осмысленное человеческим разумом. Это была не просто ходьба народа, а переход в другое измерение времени. Жизнь человека делится на две части. В момент смерти человек переходит из одной части в другую. Из жизни земной, в небесную. Человек боится этого момента перехода в другую, неведомую ему жизнь. Мы не видим момента этого перехода, но Бог знает и видит это. Об этом мы знаем из священнописаний. Святые отцы объясняют так, что церковь делится на две части. Земная церковь и небесная. Земная церковь – это воинствующая часть, когда происходит еще борьба за спасение. Небесная церковь – это когда человек уже почивает с Богом. Смерть-это переход из воинствующей части церкви в торжествующую, небесную часть. Это и есть самое важное дело человека, пришедшего в этот мир –духовное его очищение, воинствующее спасение здесь и переход в торжество небесной вечности после его телесной кончины.


100 лет назад была убиенна царская семья, пройдя свой мученический путь на земле, завершив воинствующую часть своей жизни. В торжествующей части церкви Бог прославил эту семью. Земной церкви потребовалось время, чтобы понять и принять святость царских новомучеников. На это потребовалось около 80-ти лет. Русская Православная Зарубежная Церковь прославила царских новомучеников в 1981 году, а Русская Православная церковь в России не могла это сделать в силу политических причин и прославление в России царской семьи состоялось только в 2000 году. Таким образом, этот процесс занял от 60-ти до 80-ти лет. Для себя лично я представлял происходящее в ночь 100-летия памяти царя Николая II и его семьи именно так. Именно это вызывало и вызывает во мне особое чувство, как от свершившегося таинства, что исторический путь земной и торжествующей церкви завершился, соединив два полукруга в единый круг, достигнув гармонии целостности. Теперь это не просто факт признания, что царские новомученики прославлены и признаны святыми исповедниками российскими, как Русской Православной Церковью в России и за ея пределами - за рубежом. Народ это показал своим дыханием, подвигом и участием во время крестного хода в ночь с 16 на 17 июля 2018 года. Думаю, что не грешно сказать, что если бы мы могли созерцать этот момент духовными очами, то мы бы увидели, как окрылись духовные врата в царство небесное и наступила в тот миг полная, духовная гармония. Так на Пасху бывает, когда открываются небесные врата, а потом медленно опять закрываются по грехам нашим человеческим. Без молитвы мы вновь начинаем чувствовать тяжесть. Во время крестного хода все получили духовное облегчение. Люди не чувствовали, что они находятся на земле. Я думаю, что люди снова могут в молитвах к Николаю II обращаться, как к Царю Батюшке, как к наставнику и духовнику, как это было в старину! Так же, как к священнику обращаются верующие: «Батюшка». Россия возвращается к понятию «Святая Русь». Я понимаю, что сейчас век модерна, но струнки моей души, да и думаю, что струнки душ многих прошедших в ту ночь крестный ход, были затронуты именно этим чувством – чувством возрождения Святой Руси.


-В 2007 году, когда я брала у вас интервью по поводу торжественного подписания акта о каноническом общении Русской Православной Церкви Московской Патриархии и Русской Православной Церкви Заграницей, вы мне сказали, что духовное воссоединение двух частей Русской Православной Церкви стало началом на пути к излечению кровавых ран, нанесенных революционными событиями в России. В 2007 году, т.е. 11 лет это было началом излечения кровоточащих ран, а сейчас, во время крестного хода к 100 - летию убиения царской семьи, не привели ли вас к мысли, что раны окончательно затянулись?


- В ту ночь, когда нескончаемый поток людей шел от Храма на Крови к Ганиной яме, я чувствовал, что наступил окончательный час исцеления исторических ран и воскресения России. Рядом шли дети, бабушки и дедушки, передвигались на инвалидных колясках пожилые и молодые люди, шли епископы, архиепископы в облачениях, монашествующие. Мы шли четыре с половиной часа. Только в русских сказках я представлял, что есть на Руси богатыри, но здесь я впервые их увидел наяву. Оказалось, что не перевелись они еще на Руси. Некоторые иконы были очень больших размеров, но их несли не останавливаясь. Иногда иконы были так велики, что несли их по восемь «богатырей». Кресты были таких размеров, что могли поднять их только 12 человек, взявшись одновременно. Подняв крест, они несли его и еще пели на ходу. Так шли все 22 километра. Россия, пережив потрясение, войны, брань и гонения воинствующего периода, в год 100-летия убиения царской семьи уже не на словах, а на деле переходит в иную часть своего бытия, в торжествующую часть. Все, что связано с Россией, я верю только в лучшее. Я верю в ее духовное и физическое возрождение.


-Как вы подчеркнули, переход из воинствующей части церкви в торжествующую бывает по времени разным. Паломничая по монастырям России в год 100-летия убиения царской семьи, я обратила внимание на то, что в неблагополучные 90-ые годы, как их теперь называют, годы 3-ей революции, в российских храмах народа было больше, чем в настоящее время. В тот период многие оставляли мирскую жизнь и уходили в монастыри, в священнослужители, в певчие, в прислужники, лишь бы быть рядом с церковью. Люди культуры, науки уходили в строители, чтобы строить храмы, монастыри и там оставались монашествовать. В монашество в то время подвязалось несколько моих друзей и пребывают там в молитве и трудах до сегодняшнего дня. Так же, у некоторых из них я увидела охлаждение к церкви и, даже, отрицание. Отрицание не Бога, конечно, а именно церкви? Чем вы можете это объяснить?


-К сожалению, очень часто человек приходит в храм только в тот период своей жизни, когда ему плохо, когда понимает, что земля начинает уходить из под ног, рушится семья, не идут дела, еще какие-то жизненные катастрофы происходят. Человек в такой ситуации приходит в храм и вверяет все это Богу с просьбой, как можно быстрее разрешить его дела. Дела Господь не сразу разрешает, а может посчитать, что путь скорби для человека будет более полезным. Иногда помощь оказывается, практически, сразу. К сожалению, в том и в другом случае человек забывает благодарить Бога. Он приходит, чаще всего, только просить, но не благодарить. 90-ые годы для многих стали страшным испытанием и люди стали нести свои скорби в храм. Они приходили в храм и уходили. Остались те, кто шел к Богу не только попросить и получать, а по зову сердца. Раз и навсегда. Именно такие люди собрались и шли не взирая ни на что в ночь памяти 100-летия гибели царской семьи. Из многомиллионной России, шло около 100 тысяч человек. Именно на таких людях держалась всегда Россия и на таких верных людях Русь крепнет и возрождается.


-Как вы считаете, в России сейчас больше верующих, или больше тех, которые так же далеки от Бога, как раньше?


-Приезжая в Россию, я вращаюсь в тех кругах, где верующие люди. Конечно, меня было бы легко убедить, что там в Бога верят все и вся Россия православная. Но по большому счету, я понимаю, что процент верующих в России не велик. Раньше говорили, что в России около 6% православных верующих. Сейчас говорят - около 11%. А если при таком проценте верующих в России сейчас по статистике каждые три дня открывается православный храм, а каждые две недели – монастырь, то что же будет, если в России православных верующих будет 40-50%. Слова пророческие разных подвижников церкви гласят, что, если народ покается, то будет возрождение России. Об этом говорили Серафим Саровский, Иоанн Кронштадтский. Никто не говорил, что это будет быстро. Может мы являемся как раз свидетелями воскресения России.


-Какая была реакция у молодежи на происходящее, которая приехала из разных стран на съезд «Содружество православной молодежи» и прошла вместе с вами крестный ход?


-Мне бы хотелось думать, что молодежь смогла бы найти слова и выразить и объяснить то, что происходило с ними и с окружающими людьми в те часы. Священнослужитель это может как-то увидеть и сопоставить с Евангелием, рассмотреть с духовной точки зрения. У молодежи может еще и нет такого опыта, но думаю, что каждый, соответственно своему уровню духовной ступени, пережил потрясение и поднялся на несколько ступеней выше в своем духовном становлении.


-Были ли в зарубежной делегации молодые люди, впервые посетившие Россию?


-В нашей зарубежной делегации было 18 человек и 15 из них Россию посетили впервые. Я всегда говорю молодым людям и их родителям, что из поездки они вернутся другими. На многие вопросы они получат ответ и поймут свою единичность, принадлежность к нечто великому, увидят и оценят корни своего происхождения.


-Мне часто рассказывают при интервью, что в середине 80-ых годов, вы будучи еще молодым священником, получили архиерейское благословение собирать группы молодых и старших русских людей и из Австралии ездить на паломничества на Святую Землю в Израиль. Многие из тех паломников стали священнослужителями, а Вероника Мирос, вскоре стала послушницей монастыря, а затем приняла монашеский постриг с именем Мария; в настоящее время является игумений женского Казанского монастыря в Кентлине, под Сиднеем. Это так на всех влияет паломничество? Крестный ход в Екатеринбурге в память 100-летия со дня гибели царской семьи может так же предопределить судьбу молодых людей, впервые приехавших в Россию из-за рубежа?


-В старину у каждого православного человека была заветная мечта - помолиться в Иерусалиме. В былые времена в Иерусалим шли из России пешком. На это уходило не менее пол года. Иногда люди не возвращались из такого пути, умирая на Святой Земле, что считалось великим благом. К паломникам, которые вернулись в свое селение, относились, как к освященным и в первые дни их возвращения, им даже целовали руки, чтобы приобщиться к Святому Иерусалиму и коснуться благодати. Всем паломникам я перед началом паломничества говорю: «Вы не удивляйтесь, вы уже не вернетесь такими, какими отправились в паломничество. В какой-то момент вы встретитесь с Богом, который встанет перед вами и вам нужно будет сделать выбор…». Действительно, есть те, которые после паломнической поездки на Святую Землю, иногда сразу, а иногда в дальнейшем стали священнослужителями. Это и иеродиакон Пантелеймон, протодиакон Василий Козулин, священник Александр Фомин, священник Александр Парамонов, который в то время был совсем молодым, иеромонах Евфимий, игуменья Мария Мирос, чтец Иоанн Жигалин, чтец Терентий Полоротов, иподиакон Иасон Капланез, покойный иподиакон Василий Кычаков и другие. В паломничестве на людей влияет Сам Бог. На меня тоже каждое паломничество Бог оказывает свое влияния и я тоже меняюсь.


-На вас в этом году одного была возложена ответственность руководителя зарубежной делегации, или еще кто-то разделял эту ответственность? Сколько прибыло делегатов на съезд «Содружество православной молодежи» и на крестный ход в Екатеринбург?


- Делегацию зарубежную кроме меня возглавлял еще председатель молодежного отдела Австралийско-Новозеландской епархии протодиакон Александр Абрамов из Мельбурна. Он очень ответственен, активен и уже 4-ый год занимается организацией съездов Содружества првославной молодежи. Всего на съезд в этом году прибыло 80 делегатов из семи стран. Все они прошли крестный ход в Екатеринбурге. За 11 лет истории «Содружества православной молодежи» делегаты приезжали из 23-х стран.


-Я помню, как 10 лет назад вы рассказывали, что во время второго съезда «Содружество православной молодежи» создалась первая православная семья. При следующем интервью вы называли уже 5 семей. А как сейчас? Во время молодежных съездов молодые люди находят свою половинку, чтобы создать семью и идти по жизни дальше вместе, или теперь это уже не актуально?


-Сейчас эти съезды можно назвать не просто «Содружество православной молодежи», а «Содружество православных молодых семей». В конце этой поездки еще одна молодая пара объявила о своей помолвке. На этот раз соединились Украина и Белоруссия. Это уже юбилейная, 30-ая семья. В сентябре этого года в Мельбурне состоится еще одна свадьба и венчание. Это наш юноша из Австралии и девушка из Белоруссии, которые познакомились год назад на прошлом съезде «Супружества».


-Есть ли ограничения по возрасту для делегатов православных молодёжных съездов? Сколько всего делегатов за 11 лет побывало на съездах «Содружества»?


- Молодежь на съезды за границу у нас ездит, как правило, в возрасте от 18-ти до 26-ти лет. Бывают иногда некоторые плюсы и минусы в возрасте, в зависимости от обстоятельства. За 11 лет побывало на съездах «Содружества» около 1000 юношей и девушек. Надо отметить, что делегаты фактически несут еще и миссионерскую деятельность. Куда бы мы не приехали, везде нас спрашивают: «Кто вы? Чем занимаетесь? Как вы это собрались?». Мы объясняем, что мы православные, рассказываем, чем занимаемся, расказываем о прекрасном проекте Содружества. Мы показываем что можно быть молодым, красивым, энергичным и можно одновременно быть духовным, верующим человеком. Быть в храме – это не значит стать угрюмым, уткнуться в пол и никого не замечать. Мы показываем, что человек, пришедший к Богу, может оставаться веселым, интересным, разносторонне развитым, может спеть не только херувимскую, но и колядку, частушку. Бывает, что встретившиеся незнакомые нам люди, на следующий год становятся делегатами «Содружества» и жизнь их меняется, расцветает новыми духовными возможностями.


-Это, действительно, высокая миссия. Возможно, съезды «Содружество православной молодежи» тоже промыслительно созданы по воле Божией, как раз для возведения и укрепления духовного моста для перехода из воинствующей церкви в торжествующую часть, как вы говорили в начале нашей беседы, рассказывая о своем чувстве свершившегося таинства в ночь 100-летия российский скорби? Дети, которые рождаются сегодня в разных странах от родителей, создавших свои семьи во время международных съездов «Содружества», станут уже не целебным материалом для излечения исторических ран, как их родители-сегодняшняя молодежь, а проросшими зернами для выпечки каравая добра и дружбы во имя мира и гармонии?



-Да, именно та гармония, то ощущение неземного пребывания, которое мы ощутили, преодолевая с иконами и крестами «царский путь скорби» в ночь 100-летия со дня убиения святых российских великомучеников, поднимает весь православный мир на несколько ступеней выше в своем духовном развитии. Я счастлив, что вместе со всеми во время крестного хода пережил этот миг духовного восторга и восприятия Божественной благодати. Хочу, как можно дольше сохранить в себе это чувство и передать полученную благодать прихожанам своего прихода, как паломники на Руси в былые времена, передавали благодать своим односельчанам, вернувшись со Святой Земли. Для меня Россия –это святая земля, физическая Родина моих предков, а для меня - духовная Родина. и я счастлив, что стал свидетелем, как возвращается моя духовная Родина к понятию «Святая Русь».


Беседу вела Людмила Ларкина. Брисбен.


Фото из архива протоиерея Гавриила Макарова.







Россия возвращается к понятию «Святая Русь». Интервью с настоятелем Свято-Николаевского собора в Брисбене.100-лет со дня убиения царской семьи. написать нам
Дизайн и программирование
N-Studio
© 2018 Австралийская лампада