Архив
Свежие новости
Поэзия
Проза
Веб - строительство
Музыка
Графика и дизайн
Живопись
Фотография
Переводы
Поиск автора
Конкурсы
Поиск
Историческая страничка
Люди   и  судьбы
События, в русских общинах
Семейная
О Святых
Молодежная страничка
Детская страничка
Кроссворды
Письма читателей
Интернет
Предложения
Работа
Вопросы и ответы
Православие
Просто о жизни
 
 Домой  Статьи / Китайская девочка 60 лет искала русского отца   Войти на сайт / Регистрация  
 Поиск 
    Карта сайта  
Поиск
Историческая страничка
Люди и судьбы
События, в русских общинах
Семейная
О Святых
Молодежная страничка
Детская страничка
Кроссворды
Письма читателей

 
Китайская девочка 60 лет искала русского отца
( Людмила Ларкина )

До сегодняшнего дня русские люди из Харбина (харбинцы), рассеянные более полувека назад по миру, ищут друг друга. Журнал «Австралийская лампада»-летопись русских в Австралии, который издается в Австралии, в городе в Брисбене в течение 11-ти лет, помог встретиться не одной семье после 60-ти лет разлуки. О многих человеческих судьбах рассказано в моей книге «Харбинские вечера». Сегодня я расскажу о судьбе одной семьи, описанной в этой книге. Книга «Харбинские вечера» вышла в свет в 2018 году в Австралии, в городе Брисбене. Книга эта для тех, кто любит Харбин и для тех, кто желает познакомиться с русским городом в Китае. Харбин — это невыдуманная сказка с удивительными судьбами его жителей, это островок России в Китае, в бушующем океане нравственности и страстей, восторга, счастья и разочарований. Книга “Харбинские вечера” состоит из моих дневниковых записей, наблюдений, интервью с харбинцами Австралии, России, Китая, Латвии, Америки, Израиля. Большую часть книги занимают интервью с австралийскими харбинцами, из города Брисбена, где я проживаю.
Одна из глав в моей книге «Харбинские вечера» называется: «Китайская девочка 60 лет искала русского отца». На примере семьи, описанной в этой главе, можно говорить о том, какие потери несли люди, оставляя отстроенный ими в Китае любимый город Харбин. Герои этой главы Константин Васильевич Русаков и его дочь Мария Джан Русакова.

Константин Васильевич Русаков родился в 1936 году в Китае, в городе Харбине в семье железнодорожников. Учился, как и многие русские дети Харбина, в “розовой школе” №5.
Также учился игре на гитаре в русском православном лицее Святителя Николая в г. Харбине. С 7 лет играл на семиструнной гитаре в ученическом оркестре, состоящем из мандолин и гитар, руководителем которого был Тигрий Иннокентьевич Яковлев. В русских школах Харбина учителями прививалось детям чувство патриотизма к своей исторической Родине.

После окончания Второй мировой войны и освобождения Красной Армии Манчжурии от японской оккупации в 1945 году, многие русские из Харбина были угнаны в советские лагеря со сроком от 10-ти до 25 лет изнурительных работ. Многие из них не дожили до окончания срока из-за подорванного здоровья, несчастных случаев, другие были расстреляны, как «белые» предатели родины. До сегодняшнего дня родственники ищут друг друга и находят. Истории таких встреч я описала в других своих книгах.

В 1954 году правительством СССР было объявлено о необходимости освоения целинных земель в Казахстане, на Урале, в Сибири. В русском городе в Китае, в Харбине была организована активная агитация русской молодежи с призывами ехать на Целину строить счастливую жизнь в свободной стране. К этому времени Константин Русаков уже окончил школу и поступил работать в Российское Консульство в Харбине, в отдел по отправке русских в Россию. За несколько месяцев 1954-1955 г.г. консульскими сотрудниками была проведена огромная работа по отправке тысяч людей, пожелавших выехать на родину. Работая с документами и людьми, уезжающими в Советский Союз, Константин еще больше вобрал в себя чувство любви и патриотизма к родине своих отцов и в нем загорелось неистребимое желание уехать в СССР. Он видел, с каким с воодушевление молодежь уезжала из Харбина в Советский Союз. В каждом уезжающем чувствовался радостный энтузиазм. Слова «Уезжаю на Целину» звучали патриотично и произносились с такой гордостью, как едет герой спасать Родину. Тем не менее, решение уехать в Советский Союз принималось, в основном, молодым поколением, родившейся русской молодежью в Китае. Люди старшего поколения, пережившие гражданскую войну, революцию, репрессии, старались уехать в любые другие страны, но не в СССР.

В 1955 году в 18-ти летнем возрасте, наперекор своим родителям, Константин Русаков уехал в СССР. Его родители и сестры выехали в Австралию. Попал Константин на целинные, сибирские земли под Красноярском, затем постоянно осел в городе Красноярске. В 1970 году Константин Васильевич успешно окончил музыкальное училище при Институте имени Гнесиных в Москве (класс гитары выдающегося российского гитариста Л.А. Менро). В 60 - 70 -е годы вел классы гитары, ансамбля и оркестра в Красноярске, в педагогическом училище имени М. Горького и педагогическом училище №2. В 1974 году открыл класс гитары в Красноярском училище искусств, где преподавал до февраля 1984 года. К. В. Русаков - автор «Школы игры на семиструнной гитаре", вошел в музыкальную энциклопедию СССР. В 90-ые годы, будучи уже не молодым человеком, пережил многие испытания того непростого времени.
В 1998 году, в возрасте за 60 лет, впервые приехал в Австралию вместе с женой Валентиной Александровной, чтобы навестить свою мать и сестер. С тех пор проживает в городе Брисбене, в столице штата Квинсленд. В Брисбене вновь вернулся к музыкальной деятельности, участвовал в хоровом коллективе «Самоцветы» в качестве аккомпаниатора, создал два музыкальных дуэта гитара-аккордеон, гитара-скрипка. Как солист в течение 11 лет принимает участие в музыкально-поэтическом салоне «Лампада», работающем при журнале «Австралийская лампада».

В 2012 году я получила письмо из Америки от профессора Калифорнийского университета Лос-Анджелеса Цунеко - Йокояма Ольги Борисовны. Она является внучкой тюменского купца 1 гильдии Василия Лавровича Жернакова, родом из Вятского края (Сарапул). Ее дед Василий Лаврович и бабушка Евдокия Прокопьевна Жернаковы в 1919 году бежали в Харбин, где стали видными представителем русской эмиграции. Покоятся в Харбине. Их внучка Йокояма Ольга Борисовна стала полным профессором Гарвардского университета с 1987 года, полным профессором Калифорнийского университета с 1995 года, всемирно известным специалистом в области славистики и функциональной грамматики.

Ольга Йокояма прочитала мою статью в журнале «Австралийская лампада», в которой я писала о музыканте брисбенского литературно-музыкального салона «Лампада» Константине Васильевиче Русакове. Описание жизни и фамилия музыканта совпадали с именем человека, которого многие годы разыскивали в Харбине. Искала сначала своего любимого человека китайская девушка, а потом и ее дочь Мария-подруга профессора Ольги Йокояма. В письме Ольга Борисовна обратилась ко мне с просьбой помочь найти ее подруге Марии Джан, проживающей в Харбине, своего отца, выехавшего из Харбина в 1955 году. Сообщила мне, что у этакого человека после его отъезда в Харбине родилась дочь.

Мы приступили с Ольгой Борисовной к переписке. Она написала, что пока мы не выясним окончательно тот ли это человек, сообщать она своей подруге, ищущей отца многие годы, не будет, поскольку уже были такие находки и это оказывалось простым совпадением, что очень травмировало ее подругу. Предполагаемому отцу мы также договорились не говорить до тех пор, пока не будем уверены, что это он.

Немало времени потребовалось на переписку с Ольгой Борисовной, чтобы уточнить все детали об отце. Ольга Борисовна была очень деликатной и терпеливо ждала мои ответы. Много неожиданных вопросов мне пришлось задать Константину Васильевичу, стараясь ничем его не смутить. О предполагаемой дочери, родившейся в 1955 году в Харбине, не было и речи. Отвечая на мои вопросы о харбинской юности, любви, привязанностях, потерях, Константин Васильевич был в недоумении и сам мне задавал вопросы: «Почему вы так детально спрашиваете и не просто о жизни в Харбине, как расспрашиваете обычно, а именно о любви?».

Сверив все факты, даже подарки от друзей Константину при отъезде в Россию, поняв, что ошибки нет, мы с Ольгой Борисовной решили сообщить об этой находке отцу и дочери. Йокояма Ольга сообщила Марии Джан, а я сообщила об этой неожиданной новости Русакову Константину Васильевичу.

Далее были волнения, переживания, трепетные месяцы ожидания, слезы и радость. Через семь месяцев, 15 сентября 2013 года после того, как все убедились, что это не ошибка, в Австралии состоялась первая встреча отца и дочери. Марии на тот момент было за 60 лет, а ее отцу – Константину Васильевичу за 80.

Встреча была запланирована в горах под Брисбеном, в китайском отеле, куда поздно вечером всего на одну ночь прибывал туристический автобус, в котором ехала Мария. Встреча чуть не сорвалась из-за сбившегося с графика автобуса. Все это придавало лишнее волнения всем ожидающим. Не забыть тех трогательных минут, когда Мария выходила из переполненного китайскими туристами двухэтажного автобуса, а пожилая пара Русаковых ожидала ее в отеле. Из тысячи китайских туристов я бы узнала ее, хотя тоже видела впервые. Мария вышла из автобуса в белой блузке, вышитой русским крестиком. Кто из китайских туристов по Австралии мог путешествовать в русском наряде, если не человек, который с детства изучал русскую культуру и русский язык несмотря на то, что в Китае, после 1960 годов, уже, практически, не оставалось русских? Выйдя из автобуса, женщина растерянно смотрела по сторонам. Был уже поздний вечер и в горах, где стоял отель, было практически темно. Я подбежала к ней, обняла. Мария не могла сдержать слез… Первый вопрос взволнованной женщины был: “А папа здесь?”

Через 60 лет состоялась первая встреча отца и дочери, родившихся в Харбине. У китайской туристической фирмы были строгие законы - Мария не могла выйти из отеля, и долгожданная встреча длилась всего четыре часа в фойе отеля, под присмотром служащих отеля и старшего туристической группы. Эта встреча в ту ночь через 60 лет стала большим событием для всех сотрудников и отдыхающих отеля. Мария, родившаяся и проживающая до сегодняшнего дня в Харбине, которая на протяжении всей своей жизни вместе со своей мамой-китаянкой, искала своего русского отца, рассказывала о трудном детстве в Китае, о маме, которая не дожила до этого счастливого дня два года. Константин Васильевич, выехавший в 18-летнем возрасте из Китая, рассказывал о жизни послевоенного Харбина, о жизни в Советском Союзе и о жизни в его новой стране - Австралии. Это был незабываемы вечер двух родных людей, родившихся в Китае, с живыми воспоминаниями о жизни с расстоянием в 60 лет.

Мария, всю жизнь мечтала при встрече с отцом говорить с ним на русском языке. Свою мечту она исполнила. Мария не только говорит прекрасно на родном языке отца, она стала профессором русского языка Хэйлунцзянского университета в Харбине.

Через год Мария снова прилетела в Австралию и на этот раз, зарекомендовав себя в прошлой поездке, как ответственный китайский турист, не оставшийся в Австралии, могла свободно жить в квартире своих новых родителей и общаться с ними ежечасно. Потом она стала прилетать в Австралию чаще. А еще через три года мы гуляли с Марией по Харбину, путешествовали по реке Сунгари и новым воспоминаниям не было конца.

Константину Васильевичу, всю жизнь мечтавшему хоть на часок попасть в город его юности, хоть одним глазком взглянуть на дом, где он родился, где пришла первая любовь, так и не удалось побывать в любимом городе. В советское время границы были закрыты, в девяностые годы было не до воспоминаний, а сейчас уже сердце не позволяет делать такие перелеты. Тем не менее, он не унывает и теперь у него есть дочь, которая прилетает и каждый день звонит папе. При встрече со мной Константин Васильевич говорит: «Спасибо за дочь. Я так счастлив»!

Автор Людмила Ларкина. Австралия, город Брисбен.




Китайская девочка 60 лет искала русского отца написать нам
Дизайн и программирование
N-Studio
© 2020 Австралийская лампада