Архив
Свежие новости
Поэзия
Проза
Веб - строительство
Музыка
Графика и дизайн
Живопись
Фотография
Переводы
Поиск автора
Конкурсы
Поиск
Историческая страничка
Люди   и  судьбы
События, в русских общинах
Семейная
О Святых
Молодежная страничка
Детская страничка
Кроссворды
Письма читателей
Интернет
Предложения
Работа
Вопросы и ответы
Православие
Просто о жизни
 
 Домой  Статьи / Прапорщик Колчака из Удмуртии-первый русский регент и первый русский библиотекарь в Австралии.   Войти на сайт / Регистрация  
 Поиск 
    Карта сайта  
Поиск
Историческая страничка
Люди и судьбы
События, в русских общинах
Семейная
О Святых
Молодежная страничка
Детская страничка
Кроссворды
Письма читателей

 
Прапорщик Колчака из Удмуртии-первый русский регент и первый русский библиотекарь в Австралии.
( Людмила Ларкина )

Книга о строительстве первого русского православного прихода на 5-ом континенте «Подвиг русского духа», автором которой я являюсь, вышла в свет в Австралии в 2014 году.(К 90-летию  прихода 1923-2013). Работая над книгой, я встретила в архивах среди множества документов имя своего земляка Дмитрия Константиновича Анисимова. Родился он, как и я в Удмуртии, в Игринском районе (в прошлом Вятская губерния Сарапульского уезда). В книгу «Подвиг русского духа» вошли только те данные, которые на тот момент я смогла найти. Сегодня, я расскажу о этом человеке более подробно.


Каждый день, встречая в архивах новые имена и, поражаясь их судьбам, я описывала жизни разных людей. Папку с материалами о земляке Дмитрии Анисимове я тоже пополняла, но не спеша, поскольку найти о нем сведения оказалось не так просто. Подойти вновь вплотную к изучением судьбы этого человека и погрузиться опять с головой в архивы, меня подвигло мое путешествие в июне 2018 года на Родину. Там я увидела, как интересуются сегодня в музеях, в библиотеках, в редакциях темой Белой эмиграции и земляками, волею судьбы оказавшихся за рубежом. Уезжала я из Удмуртии в то время, когда тема об офицерах армии Колчака была под грифом «Секретно». А тут в Ижевске, в Республиканском краеведческом музее, в котором я начинала свой путь исследователя, (ныне музей имени Герда), вижу экспозицию о Ижевском и Воткинском восстаниях, совершенно в другой интерпретации, чем с нас требовали раньше. О восставших в 1918 году рабочих военных заводов Ижевска и Воткинска, о ушедших с армией Колчака повстанцах говорят не с пренебрежением, а с сожалением. Я видела, с какой благодарностью и интересом к этой теме выступила во время презентации моих книг старший научный сотрудник музея имени Герда Раиса Федоровна Мартынова. С ней мы в 1975 году начинали работать в Удмуртском Республиканском краеведческом музее, а затем она многие годы проработала директором этого музея, а я – старшим научным сотрудником в музеях Подмосковья. С какой благодарностью она получила в подарок для музея мою книгу «Уральские казаки в Квинсленде». Просьба Раисы Федоровны была: «пожалуйста, помогите нам описать истории жизней наших земляков, ушедших за рубеж. Нас очень интересуют судьбы ижевцев, воткинцев, ушедших с Колчаком, попавших в Австралию…». Такой же интерес к истории своих земляков, покинувших Россию, я увидела в поселке Игра у краеведа Елены Захаровны Абрамович, у корреспондента газеты «Светлый путь» Максима Корепанова, у сотрудников Игринской библиотеки. у сотрудников Игринской библиотеки. Вернувшись домой, я снова села за изучение судеб колчаковцев-моих земляков, завершивших свой жизненный путь в Австралии. Сегодня я расскажу подробно о прапорщике Дмитрии Константиновиче Анисимове-первом регенте первого русского православного прихода на 5-ом континенте, первом русском библиотекаре в Австралии.


Дмитрий Константинович Анисимов родился 29 февраля 1896 года в селе Чутырь Сарапульского уезда Вятской губернии. Ныне Игринский район Удмуртии – автономной республики России. Навсегда в памяти мальчика осталась Вознесенская церковь, которая была самой большой достопримечательностью в селе Чутыре, построенная по проекту архитектора Дудина в 1829 году (В некоторых источниках указывается имя архитектора Ф.М. Рослякова). Основан церковный приход в Чутыре был еще в 1742 году. Первую деревянную церковь построили на средства прихожан в 1752 году, освятив во имя Серетения Господня. В 1829 году возведен величественный каменный храм с освящением в честь Святых преподобных Зосимы и Савватия соловецких Чудотворцев. В 1948 году освятили главный предел храма в честь Вознесения Христова. Вот здесь, рядом с самым старейшим храмом Удмуртии и родился мальчик, которого в годы кровавых событий в России судьба закинула в Австралию, где он оставил удуртский след в истории, принимая активное участие в строительстве первого русского православного прихода в Австралии, став первым русским регентоам на 5-ом континенте.


В роду Анисимовых было много священников, служивших в Вятском крае. Священнослужителем был и отец Дмитрия Константиновича - отец Константин Анисимов. С ранних лет Дмитрий прислуживал отцу в алтаре и проникся любовью не только к Богу, но и к церковному делу. Церковь Вознесения в Чутыре была закрыта в 1939 году на основании Указа Президиума Верховного Совета УАССР от 20 марта 1939 года. Здание церкви передали под школу, затем под школьные мастерские, но ничего этого Дмитрий уже не узнает. Так же с момента исхода из России, он ничего не знал ни об одном члене своей семьи.


В девять лет, в 1906 году родители определили Дмитрия-будущего австралийского регента, на обучение в церковно-приходское училище. После окончания приходского училища в 1911 году, он поступил учиться в Вятскую духовную семинарию, которую должен был окончить в 1917 году. 28 июля 1914 года началась Первая Мировая война́, одна из самых широкомасштабных вооружённых конфликтов в истории человечества. К 1 сентября 1915 года были оставлены западные губернии России.  В те дни главнокомандующий Северо-Западным фронтом генерал Михаил Алексеев в докладе военному министру писал: «Государству надлежит принять самые настойчивые меры к тому, чтобы дать армии непрерывный поток новых офицеров. Уже в настоящее время некомплект офицеров в частях пехоты в среднем превышает 50%».


Русская армия столкнулась с острым дефицитом младших командиров. Историк Алексей Волынец в своей статье «Прапорщики жили в среднем не больше 12 дней» пишет: “Боевые потери офицерского корпуса русской армии в 1914-17 годах составили 71 298 человек, из них 94% пришлось на младший офицерской состав — 67 722 погибших. При этом большая часть убитых офицеров (62%) полегла на поле боя в первые полтора года войны. В армии образовался огромный некомплект командиров, особенно младших”.


Накануне Первой мировой войны самым младшим офицером в Русской императорской армии в мирное время был подпоручик — именно в этом чине поступали на службу большинство выпускников военных училищ. В случае войны для офицеров запаса было предусмотрено еще одно воинское звание-промежуточное между подпоручиком и солдатами — прапорщик. Это звание могли получать окончившие семинарии, гимназии, реальные училища, университеты, институты.


На объявленную мобилизацию в Удмуртии на фронт 1-ой мировой войны, первыми откликнулись молодые люди и, не окончив учебные заведения, рвались на фронт. Не окончив семинарию, Дмитрий Анисимов в 1915 году тоже поступает на срочные курсы в «школу подготовки прапорщиков пехоты». Школа прапорщиков комплектовалась не только лицами с высшим и средним образованием, гражданскими чиновниками призывного возраста, но и юношами-студентами, которые с большой, “героической” охотой прерывали обучение и приступали к изучению военного курса. На курсах прапорщиков Дмитрий учился три месяца, изучая стрелковое дело, тактику ведения боя, окопное и пулеметное дело, службу связи, воинский устав, основы армейского законоведения, административное право, топографию. После прохождения курса прапорщиков, как и многие другие соученики, Дмитрий подал рапорт о своем желании добровольно уйти на фронт. Приняли его в действующую армию в чине прапорщика без промедления. В ноябре 1918 гражданская война закончилась и все прапорщики из студентов при демобилизации армии подлежали увольнению из офицерского корпуса.


После демобилизации Дмитрий решил продожить богословское образование и поступает учиться в Санкт - Петербургскую Духовную Семинарию. Через некоторое время приехал в отчий дом, в село Чутырь, где встретил девушку из села Завьялово по имени Юлия Лупова. Юля была младше его на 3 года (1900 года рождения), тоже, как и Дмитрий была из семьи священника. Вскоре Дмитрий сделал предложение руки и сердца Юлии. 29 мая 1919 года 22-ух летний Дмитрий Анисимов и 19-летняя красавица Юлия Лупова повенчались. Юлия взяла фамилию мужа, оказалась очень заботливой, любящей женой. Выросшая в многодетной семье священника отца Василия Лупова и матушки Марии, Юлия мечтала с детства стать, как ее мать, благочестивой матушкой, чтобы вести тихую, молитвенную жизнь, во всем помогая мужу на приходе. Молодожены были влюблены, счастливы и строили планы на счастливу, плодотворную жизнь не только на благо своей семьи, но и на благо односельчан.


Мечтам не дано было сбыться. Планы молодой семьи разрушились из-за прихода красных и начавшегося террора. Дмитрий в срочном порядке, спасая жену от бесчинств большевиков, отправил Юлию поездом на Дальний Восток, куда начали уезжать многие семьи, не принявшие советскую власть.  Сам Дмитрий с женой не поехал, а присоединился к восставшим, надеясь совместными усилиями восстановить мир и порядок в своем краю. Присоединился к армии Колчака в чине прапорщика. После разгрома Белой Армии, Дмитрий Константинович стал искать Юлию на Дальнем Востоке. Встретившись с любимой женой, вместе с ней бежал в Манчжурию. В 1925 году семье Анисимовых Дмитрию и Юлии удалось через Японию добраться до Австралии.


 


Прибыв в Брисбен на пароходе для беженцев, Анисимовы, не имея средств к дальнейшему передвижению по Австралии, остались для постоянного проживания в штате Квинсленд (столица Брисбен). Многие, прибывшие вместе с ними на пароходе, сразу разъехались по Австралии в поисках работы и лучшей жизни. В частности, многие осели в крупных городах, в Сиднее и в Мельбурне. Оставшись в Брисбене, Дмитрий и Юлия были вынуждены часто переезжать по штату в поисках работы из одного населенного пункта в другой. Работал Дмитрий на строительстве железных дорог укладчиком шпал, рубщиком тростника на сахарных плантациях в северных районах Квинсленда. Юлия работала на уборке хлопка.


На сахарном тростнике и на хлопке работы сезонные, но без знания английского языка выбрать постоянную работу не представлялось возможным. Довелось Дмитрию работать и в шахтах в горах Маунт Айза. Это был невыносимо тяжелый труд и выдерживал его далеко не каждый. Несмотря на такие тяжелые заработки, Дмитрий и Юлия большую часть заработанных денег отправляли в Брисбен для возведения Свято-Николаевского храма, первого русского православного прихода в Австралии.


Дмитрию часто приходилось уезжать на заработки, как одному, так и женой, но не смотря на это они с Юлией были постоянными прихожанами Свято-Николаевского прихода в Брисбене.


Строителями и первыми прихожанами Свято-Николаевского первого русского православного прихода в Брисбене были уральские казаки, ижевцы, воткинцы, беженцы восточной части России, а также прибывавщие в последствии русские разных специальностей из казаки из других регионов России. Присоседились к прихожанам строящегося прихода и русские, прибывшие в Брисбен до эмбарго на российских эмигрантов (до 1918). Прихожане прихода, как и семья Анисимовых по экономическим причинам, так же уезжали из Брисбена на север штата Квинсленд в поисках работы. Многие поселились в Dolby, Callide Valley, Thangool, Cordalba, Childe, Greenwood, Biloela, Monto и других районах.


В 1929 году настоятель Свято-Николаевского прихода протоиерей Александр Шабашев уехал в Америку и настоятелем прихода стал архимандрит Мефодий Шелемин. Новый настоятель благословил Дмитрия Анисимова стать заведующим библиотекой Свято-Николаевского прихода. Библиотека насчитывала около 400 книг, привезенных в Брисбен русскими семьями и это являлось большой ценностью для эмигрантов, оторванных от Родины. Большая коллекция книг была передана в библиотеку прихода матушкой Лидией Турчинской после кончины в 1928 году ее мужа Адриана Турчинского-второго священника Свято-Николаевского прихода. Книги в церковную библиотеку были, также, перевезены из русской библиоткеки со Стенли стриит.


Став библиотекарем, Дмитрий завел первую картотеку на книги и стал вести очень исправно библиотечный учет, стал делать первые заявки на книги для пополнения фонда из зарубежных типографий. Он не только изучал содержание всех книг и рекомендовал читателям индивидуально, в зависимости от их интересов, но и стал проводить при библиотеке литературные, вечерние и воскресные чтения. Вскоре после того, как Дмитрий стал библиотекарем (1929), он получил благословение архимандрита Мефодия возглавить церковный хор Свято-Николаевского прихода, сначала в качестве псаломщика, а затем постоянного регента.


Знания, полученные в духовной семинарии и опыт из детства, когда он прислуживал своему отцу, очень пригодились. До Дмитрия Анисимова псаломщики хора Свято-Николаевского прихода постоянно менялись, уезжая на заработки на север Квинсленда. Часто во время службы в хор вставали те, кто случайно оказался в храме. Нотной грамоты не знали. Специальной подготовки ни у кого не было, хотя люди встречались и с тонким музыкальным слухом. Устав службы тоже не успевали выучить, поскольку могли в любой момент уехать на подвернувшуюся неожиданно работу.


В одно время псаломщиком в Свято-Николавевском приходе был Иван Павлович Рождественский 1895 года рождения из Томска, служивший в чине подполковника в армии Колчака. В декабре 1925 года Иван Павлович Рождественский решил уехать в Таунсвилл на рубку сахарного тростника, где в то время поселился генерал – атаман С.В. Толстов со своей семьёй и уральскими казаками, о жизни которых я подробно описала в своей книге в 2011 году “Уральские казаки в Квинсленде”.   Вне сезона рубки сахарного тростника Иван Павлович Рождественский - бывший полковник работал пастухом на фермерских пасбищах.


После отъезда И.П. Рождественского псаломщиком в брисбенский приход был назначен Петр Иннокентьевич Стуков из Читы 1898 года рождения, служивший, как и Дмитрий прапорщиком в армии Колчака. Вскоре Петр Стуков тоже уехал на рубку сахарного тростника, а затем на строительство железной дороги. Иван Павлович Рождественский и Петр Иннокентьевич Стуков не имели ни музыкального, ни церковного образования, но вынужденные нести ответственность за церковный хор, делали это очень исправно.


Священник и прихожане понимали, что Свято-Николаевскому приходу нужен постоянный регент со знаниями церковной службы. Такими знаниями владел Дмитрий Константинович Анисимов, уже с детства прислуживающий в алтаре своему отцу, а затем обучавшийся в духовной семинарии. Дмитрий Константинович Анисимов стал не только первым русским библиотекарем в Австралии, но и первым регентом Свято-Николаевского храма в первом русском православном приходе на 5-ом континенте. Служил он на благо процветания русской православной церкви в Австралии более 30 –ти лет.


Многостороннее развитие молодого регента Анисимова, выполнявшего на приходе еще и роль библиотекаря, очень помогало в развитии прихода. К регенту тянулась молодежь, которая желала оставаться на приходе, помогая не только на клиросе, но и в хозяйственных делах. Прихожане видели организованность регента, его образованность - то, что в дореволюционной России являлось стержнем образования в духовных семинариях. Известно, что в России нередко выпускники духовных семинарий свое образование применяли не только в церковной деятельности, но и приносили пользу на других поприщах, становясь учеными, поэтами, врачами, военными, государственными деятелями. Именно таким многосторонними качествами обладал и регент Анисимов, который пробовал себя, даже, в изобразительном искусстве и в иконографии. (В 1935 году для вновь построенного здания Свято-Николаевского храма, Дмитрий написал две иконы).


Кроме духовной деятельности в церкви и в библиотеке Дмитрий Константинович преподавал музыку в приходской школе, вёл активную работу со светской молодёжью, организуя хоровое пение, литературные, тематические вечера, балы, концерты. Во время отсутствия настоятеля, многие прихожане приходили к нему, как к священнику за личным советом. Регент Свято-Николаевского прихода с образованием семинариста, всегда элегантно одетый, офицер в прошлом, был в любое время открыт для общения. Д.Анисимов обладал легким характером, одновременно был очень вдумчивым, вникая во все проблемы, а при необходимости был и строгим.


Трудясь на поприще регента и библиотекаря Д.Анисимов не получал никакого денежного поощрения. Семья его, в которой уже рос сын, продолжала нуждаться материально. Вплоть до 1931 года Дмитрию приходилось так же сезонно выезжать для работы на шахты, которые находились на севере Квинсенда на горе Айза (Маунт Айза). Там он организовал православные богослужения в помещении англиканской церкви. Во время приезда священника из Брисбена помогал проводить службы и регентовал.


В 1932 году настоятелем Свято-Николаевского прихода был назначен отец Валентин Антоньев, прибывший в Австралию в 1923 году и работавший до 1932 года в Квинсленде шахтером на шахте Mt. Mulligan, чернорабочим на строительстве дорог, кочегаром на грузовой барже “Канберра”. В России он в 1900 году служил псаломщиком в имении Обеляновка - Великого князя Николая Николаевича. После окончания Ардонской Духовной семинарии учился в Кавказской Духовной Академии и с третьего курса по семейным обстоятельстьвам выехал во Владикавказ, где был рукоположен в священники. По ходатайству Великого князя Николая Николаевича был принят священником в Военное Духовное Ведомство и назначен в Спасский гарнизон Приморского края. Во время гражданской войны в качестве благочинного служил в первой Сибирской стрелковой дивизии, участвовал в наступательной операции Юго-Западного фронта Русской армии под командованием генерала А. А. Брусилова.


В брисбенском приходе отец Валентин возобновил начатые отцом Александром Шабашевым традиции посещения и окормления верующих отдаленных селений штата квинсленд, не имевщих возможность приезжать на службы в Брисбен. Новый настоятель изучил эти районы и познакомился с прихожанами еще в то время, когда не будучи назначенным священником прихода, помогал отцу Александру Шабашеву проводить там требы. Отец Валентин приезжал в самые отдалённый участки Квинсленда, где жили русские и совершал таинства крещения, венчания, отпевания, освящения жилищь. Однажды вдвоем с регентом Дмитрием Анисимовым они венчали молодую пару в сарае для кур. Прихожане с любовью украсили курятник цветами, венками из полевых цветов. Обвенчавшиеся в курятнике юноша и девушка прожили в любви и в согласии до самой старости, воспитав трудолюбивых, успешных детей.


В 1929-1933 годы, в годы мирового экономического кризиса русским беженцам в Австралии было особенно тяжело. Многие русские владельцы, арендаторы хлопковых плантаций в штате Квинсленда разорялись из-за незнания особенностей работы под палящим австралийским солнцем. На работу русских не брали не только из-за незнания климатических условий и английского языка, но и по причине недоверия, называя их “большами”, прибывшими из коммунистической России. Австралийские профсоюзы всячески старались защитить кореных австралийцев справками, билетами. В одном из писем казака на родину, опубликованном в 1933 году в харбинском журнале “Рубеж” читаем: "Охрана труда находится под защитой рабочих союзов, которые играют доминирующую роль в строительстве молодой страны (особенно в штате Квинсленд), широко распространяя свои экономические функции. Все рабочие состоят членами таких союзов. Каждому члену за полтора фунта выдается годовой билет. Без билета нигде не дадут ни службы, ни работы. Если хозяин принял на работу безбилетного, он подвергается штрафу от 50 фунтов и выше. Профсоюзы же против приема иностранцев, их первыми увольняют и в случае сокращения".



Русские беженцы, прибывшие в Австралию, продолжали работать на самых тяжелых работах и совместными усилиями поднимали первый русский приход в Австралии. 31 января 1933 г. на общем приходском собрании Свято-Николаевского прихода было высказано предположение и принято единогласно: “вместо деревянного храма, реконструированного из деревянного дома, посторить кирпичное здание храма”. Старый дом, в котором была размещена церковь, был поднят и перенесён в заднюю часть церковного участка. В старом помещении продолжали вести службы. Позднее там расположилась прицерковная школа, библиотека и небольшая комната, в которой проживал иеромонах Федот Шаверин.


На протяжении всего строительства, службы на приходе продолжали вестись в сопровождении церковного хора, управляемого регентом Дмитрием Анисимовым. К концу августа 1936 года здание церкви было готово для проведения Богослужений, и отец Валентин Антоньев освятил храм малым освящением. 4 октября 1936 года великое освящение совершил греческий Архиепископ Тимофей (Евангелинидис). Под престол во время великого освящения была заложена частица мощей Святых Сорока Мучеников Севастийских. По инициативе регента Свято-Николаевского прихода-учителя музыки прицерковной школы Дмитрия Анисимова в 1938 году было решено широко отметить 950-летие Крещение Руси.



Во время второй мировой войны, когда в Свято – Николаевской церкви не было служб, поскольку отец Валентин был отправлен в лагере, регент Д.К. Анисимов с хором ушёл в греческую церковь – тем самым сохранил состав хора. За приходом в это время смотрел отец Федот Шаверин, функцию библиотекаря выполняла учительница приходской школы Зинаида Павловна Смыкова. После возвращения в 1944 году из лагеря настоятеля прихода протоиерея Валентина Антоньева, в соборе стали регулярно вестись службы. Вернулся из греческой церкви и хор собора, которым по-прежнему управлял регент Дмитрий Анисимов. Он так же продолжал заведовать библиотекой собора.


В 1950 – ые годы в Брисбен стали прибывать русские беженцы из Китая и из после военной Европы, не имевшие возможность вернуться в Советский Союз по политическим причинам. Русских читателей становилось все больше и требовало больше времени для работы с библиотечным фондом. Фонды приходской библиотеки уже насчитывали более 3.000 экземпляров книг, газет и журналов. Следует отметить, что библиотечный фонд, собранный в приходской русской библиотеке в Брисбене прихожанами под руковоством заведующего библиотекой Дмитрия Анисимова, сыграл большую роль в сохранении русской культуры и литературы в Австралии.


Библиотека Свято-Николаевского собора в Брисбене являлась настоящей сокровищницей русского национального наследия. Русские во все времена интересовались литературой. Многие из прибывших в Австралию, были хорошо образованы и испытывали потребность в чтении. Читатели приходили в библиотеку не только за книгами, но и приносили свои книги пополняя сокровищницу знаний эксклюзивными томами, привезёнными из русского Китая. Библиотечные фонды пополнялись, также, за счёт того, что регулярного выписывались печатные материалы у Виктора Петровича Камкина – петербуржца, ушедшего из России с армией Колчака, получившего юридическое образование в Харбине, создавшего типографию в Шанхае и в США. Заказами книг из типографии однополчанина В.П. Камкина, так же, занимался Дмитрий Анисимов.


Заведующий библиотекой и он же регент Дмитрий Константинович Анисимов много сил и времени отдавал как библиотеке, так и церковному хору, проводил систематически хоровые спевки. Библиотека требовала сконцентрированного внимания, перерегистрации фонда и данных читателей. Нужны были помощники, волонтеры. Дмитрий Анисимов, как и прежде, пытался набрать волотеров из рядов прибывшей после войны молодежи. Прибывающая из Европы молодежь с перекрошенными судьбами войной, пленом и лагерями, оказалась другой, чем молодежь революционной волны русских эмигрантов, с которой прибыл в Австралию Дмитрий Анисимов. По рассказам очевидцев конца 40-ых, 50-ых годов, привлечь приехавшую молодёжь из Европы к церкви не удавалось ни тематическими вечерами, ни литературными чтениями, ни балами, ни вечеринками. Многие были, даже, анти религиозно настроены. В русском обществе Брисбена и на приходе Свято-Николаевского собора начались разногласия, которые привели к расколу русской общины. Часть общины отошла от Свято-Николаевского собора и построила в километре от него свою церковь, освятив престол в честь Серафима Саровского. По причине разногласий Дмитрий Анисимов тоже оставил Свято-Николаевский приход и перешел в Свято-Серафимовский. В 1950 году он участвовал в открытии нового прихода в качестве регента. Имея колосальный опыт заведующего библиотекой, регент Дмитрий Анисимов в дальнейшем оганизовал библиотеку в Свято – Серафимовской церкви.


26 января 1952 Дмитрий Анисимов в Свято – Серафимовской церкви был рукоположен в сан диакона, позднее - в сан протодиакона. Его жена Юлия Васильевна Анисимова, урожденная Лупова, во всех делах помогала своему мужу. Мысль же о родине не оставляла ее ни на миг. Она до боли в сердце тосковала по родному краю, по селу Завьялово, по своим родителям, братьям и сестрам. Связи с родиной не было никакой. Она понимала, как опасно искать своих родственников в России и, как преследуются в Советском Союзе те, у кого родставенники, а особенно дети, оказались за границей. Юлия неоднократно слышала и о гонениях в России на священннослужителей и на их семьи. Рассказывала о своих переживаниях мужу, у которого тоже в роду было несколько священников. Дмитрий Константинович пытался успокоить жену, но вскоре она вновь начинала грустить и плакать, пряча слезы. С годами ее тоска не проходила, хотя рядом с ней всегда был ее муж, а так же  уже повзрослевший сын-Лев Дмитриевич и невестка Наталья Владимировна. Юлия Василевна знала, что отец ее священник Василий Лупов никогда не откажется от священства, и понимала, чем это может закончиться.


В родном ее селе Завьялово, вокруг Богоявленского храма, в которой служил священником отец Василий Лупов, действительно, разворачивались очень печальные события. В 1937 году церковь в селе была закрыта. Священник протоиерей отец Павел Шкляев, назаначенный в 1918 году настоятелем в Богоявленский храм, был расстреляли вместе с матушкой около деревни Мартьяново. Священник Василий Луппов – отец Юлии после закрытия церкви в Завьялово вместе со своей женой-матушкой Марией уехал в село Бураново, где церковь еще действовала. В Бураново отца Василия вскоре обвинили в незаконном крещении детей и арестовали. После ареста отца Василия матушку Марию из Бураново взяла к себе сноха Варенька - жена сына Андрея и ухаживала за ней до самой ее кончины. Отца Василия отправили в село Азино на лесоповал, где вскоре от непосильной работы, которая валила с ног даже молодых людей, батюшка скончался.После смерти отца Василия все хозяйство семьи Луповых конфисковали, выгнав его семью на улицу, как детей врага народа. Его дочь Елена с малыми детьми жила в уцелевшей старой бане. Часто односельчане издевались над Еленой, обзывая “попадьей” и другими словами, но она продолжала учить детей односельчан писать и читать.


Семья отца Василия сделала много для просвещения и воспитания подрастающего поколения в селе Завьялово. В семье отца Василия и матушки Марии выросло два священника –это внуки отец Василий Помосов и отец Никита Вачаев. Оба они во время советской власти были вынуждены скрываться от властей. Все они были семейные люди, вместе с ними страдали их жены и дети. Сноха Варвара–жена сына Андрея приняла монашеский постиг. Юлия не знала, что присходило на родине с ее родными, но всем сердцем чувствовала боль.


В 1955 году в возрасте 55-ти лет Юлия Васильевна Анисимова (Лупова) скончалась в Брисбене. Отец Дмитрий Анисимов тяжело переживал невосполнимую утрату. Скончалась его любимая жена и помощница, вдохновлявшая и оберегавшая его на протяжении всей их совместной жизни. После смерти жены отец Дмитрий стал заметно увядать и все реже появлялся в обществе, кроме как на церковных службах. Служил он в Свято - Серафимовской церкви протодиаконом вплоть до своей кончины. 22 ноября 1961 года в возрасте 64 –х лет первый русский регент в Австралии из удмуртского села Чутырь отошёл ко Господу в австралийском городе Брисбене, штат Квинсленд.


Подвиг храмостроительства, предпринятый русской православной общиной Квинсленда был высоко оценён высшей церковной властью - зарубежным Синодом Русской Православной Церкви во главе с Блаженнейшим Митрополитом Антонием (Храповицким). В настоящее время в соборе Брисбена хранится, редкий документ, скреплённый синодальной печатью "Грамота Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей", за № 158 от 28 февраля 1936 года. Грамоту, висящую в брисбенском соборе на левой стене у входной двери, может прочитать сегодня каждый входящий в храм. Митрополит Антоний перечислил в грамоте всех людей, поимённо, принявших активное участие в возведении первого русского православного храма на 5-ом континенте. Эти имена записаны, Как сказал Митрополит Антоний, в “Книгу жизни перед Господом”. В "Грамоте Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей", за № 158 от 28 февраля 1936 года в первом списке строителей Свято-Николаевского собора вписано имя ДМИТРИЯ КОНСТАНТИНОВИЧА АНИСИМОВА из Игринского района Удмуртии.


Такая высокая и справедливая оценка заслуг Владыкой Антонием настоятеля, регента, старосты и прихожан Свято-Николаевского храма в Брисбене, воспринялась русскими людьми в 1936 году с воодушевлением не только в штате Квинсленд, но и по всей Австралии. Этот подвиг любви и верности православию был услышан во многих других странах людьми, потерявшими Родину.


В 1936 году, когда выдавалась эта благодарственная грамота Архирейского Синода в Брисбене по случаю возведения первого русского православного храма за границей, на Родине брисбенских русских благотворителей-строителей, начали составляться растрельные списки священников и их семей. В списки под уничтожение кроме священников вошли певчие церковных хоров, верующие миряне, православные храмы.В то время, когда СССР наступал кровавый 1937 год с расстрелами невинных, с закрытием и уничтожением храмов, по всему миру, как грибы начали расти православные храмы, которые строили изгнанные из России русские. В одной Австралии построено 32 русских православных храма и 4 монастыря. Нет той силы, которую не смог бы отразить Бог и нет того, что бы происходило без промысла Божиего.


Пронеся через всю свою жизнь тоску и боль, претерпев физические и душевные страдания, потери родных и близких, рассеявшись по всему миру, русские хранят в своих духовных сосудах образ Родины и, вероятно, для каждого попавшего за границу, Бог промыслительно предопределил свое служение.


С тех пор, как прапорщик Дмитрий Константинович Анисимов ушел с армией Колчака из родного удмуртского края, покинув Россию, прошло 100 лет. Имя  22-ух летнего прапорщика, пытавшего защитить свой край, забыто на Родине и припорошено тяжелой архивной пылью в Австралии. Тех, кто рядом с Д.К. Анисимовым строили первый русский православный приход на 5-ом континенте, уже давно нет. Сменилось несколько поколений, но, вероятно, по промыслу Божиему сегодня, более, чем через 120 лет со дня рождения Дмитрия Константиновича Анисимова, в год 100-летия окончания 1-ой Мировой войны, пишется эта статья его землячкой, родившейся в удмуртском поселке, которого до сегодняшнего дня так и не появилось на карте, в нескольких километрах от села Чутырь. Землячка, случайно оказавшаяся жительницей австралийского города Брисбен, случайно встретила в австралийских архивах знакомое навание населенного пункта “Чутырь”...У нас много в жизни случайностей. Так же случайно через многие годы после своего отъезда в Австралию, поехала на родину, чтобы в год 100-летия убиения царской семьи,  поклониться родной земле, почтить память своих предков и рассказать  землякам через свои книги о людях, некогда вынужденных оставить свой отчий дом, о тех сокровищах русского таланта, какие 100 лет назад потеряла Россия в годы террора и массового исхода российского народа. Думаю, что родственникам Дмитрия Анисимова и моим дорогим землякам тоже будет интересно прочитать о судьбе юного прапорщика родом из Удмуртии, с Игринской земли. Дмитрий Константиноваич Анисимов не уронил лицо земляков, а с честью прошел земной путь на чужбине и при жизни был записан в далеком австралийском городе Брисбене в “Книгу жизни перед Господом”.


Автор статьи Людмила Ларкина, родом из Игринского района Удмуртии, проживабщая в городе Брисбене, Австралия.


Буду рада, если дорогие земляки пополнят архивы моего журнала-летопись русских в Австралии "Австралийская лампада" фотографиями, воспоминаниями, своими изысканиями. Вместе мы создадим достойный труд в память о наших предках, старадавших, как на родине, так и, пребывая в  рассеянии. 


Писать мне можно по адресу: liudmilalarkin@gmail.com


На фото:


Автор статьи-исследователь русской эмиграции в Австралии на ступеньках Свято-Николаевского собора в Брисбене-первого русского православного прихода на 5-ом континенте, в строительстве которого принимал участие ее земляк из села Чутырь Игринского района Удмуртии, Дмитрий Константинович Анисимов.


Он же стал первым регентом первого русского православного прихода на 5-ом континенте, первым русским библиотекарем в Австралии, первым учителем музыки в русской церковно-приходской школе. Статья написана в память 100-летия массового исхода русских из России и безвестного их рассеивания по всему миру.


© Copyright 2018 © Author/Автор – Людмила Ларкина (Liudmila Larkina) Brisbane/Брисбен. Australia/Австралия.

 



 


При написании статьи использованны архивные документы, интервью с русскими эмигрантами старшего поколения, а так же  следующие письменные источники:


1.Л.Ларкина. Книга “Уральские казаки в Квинсленде”. 2011. Брисбен, Австралия.


2. Л.Ларкина. Книга “Брисбенский иконописец Арсений Савицкий”.2012. Брисбен, автор Австралия.


3. Л.Ларкина. Книга “Подвиг русского духа”. 2014. Брисбен, Австралия.


4. Л.Ларкина. Книга “Гардемарин с чужой судьбой”. 2018. Брисбен, Австралия.


5. Л.Ларкина. Книга “Харбинские вечера”. 2018. Брисбен, Австралия.


6. Л.Л. Ларкина. Первый русский храм в Австралии. “Австралийская лампада”. №19/4/2013. Стр3-4.


7. Н.И. Дмитровский-Байков, Первый православный храм в Австралии, Австралиада 9, октябрь 1996 г. 


8.A Little Bit of Russia, The. Telegraph, Brisbane, 16 November 1935. 


9.А.А. Гзель, Проэкты, Чужбина 1, Брисбен, ноябрь 1929 г., стр. 3-4. 


10. G. Zakrjevsky, History of St. Nicholas Russian Orthodox Cathedral in Brisbane. Australia. 1923-1993, Brisbane, 1997. 


11. Беседа в Марией Михайловной Кравченко, 5 сентября 2009 г. М.М. - внучка о. В. Антоньева. 


12. Грамота Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей, за 158 от 28 февраля 1936 года, данная в Сремских Карловцах, за подписями председателя Синода Блаженнейшего Митрополита Антония и управляющего канцелярией Г. Граббе и приложением синодальной печати. (С разрешения настоятеля Св.-Николаевского Собора в Брисбене протоиерея Гавриила Макарова). 


13. У входа в храм прикреплена небольшая медная доска со следующим текстом: При закладке Св.-Николаевского Храма первый камень заложил Тит Александрович Головизнин в 1935 году. 


14. Беседа с настоятелем Св.-Николаевского Собора в Брисбене протоиерея Гавриила Макарова.8 февраля 2010. 15. Беседа с Еленой Дятловой – прихожанкой, членом сестричества Св.-Николаевского Собора в Брисбене.5 сентября 2018. 16. Беседа с Алексеем Дятловым – прихожанином, членом правления Св.-Николаевского Собора в Брисбене.5 сентября 2018.


17. Беседа с Кириллом Мартиным (Савицким) –сыном иконописца в Брисбене.5 сентября 2018.


18. Беседа с Седой Попеня – членом семьи певчих церковного хора Свято-Николаевского в Брисбене. 5 сентября 2018.


19. Архивы Св Свято-Николаевского в Брисбене (С разрешения настоятеля Св.-Николаевского Собора в Брисбене протоиерея Гавриила Макарова)


20. Л.Л. Ларкина “Люди и судьбы2. По следам старой фотографии. Певчая Свято-Николаевского собора в Брисбене София Троицкая. “Австралийская лампада”. №2/2/2010. стр.-20-29


21.Л.Л. Ларкина. Вклад австралийцев в окрытие первого русского православного прихода в Австралии. Дэвид Гарланд. “Австралийская лампада”. №19/4/2013. Стр. 5-6.


22. Л.Л. Ларкина. Священнослужители Свято-Николаевского прихода в Брисбене. “Австралийская лампада”. №19/4/2013. Стр. 7-13.


23.. Л.Л. Ларкина. Первый священник Свято-Николаевского прихода в Брисбене. “Австралийская лампада”. №19/4/2013. Стр. 14.


24. Л.Л. Ларкина. Настоятель, вдохновитель и духовный отец и строитель Свято-Николаевского прихода в Брисбене. “Австралийская лампада”. №19/4/2013. Стр. 23-24.


25. Л.Л. Ларкина. Строительство нового храма и члены строительного комитета Свято-Николаевского прихода в Брисбене. “Австралийская лампада”. №19/4/2013. Стр. 25-30.


26. Л.Л. Ларкина. Кузница певчих Свято-Николаевского прихода в Брисбене. “Австралийская лампада”. №19/4/2013. Стр. 51-52.


27. Л.Л. Ларкина. Сестричество Свято-Николаевского прихода в Брисбене. “Австралийская лампада”. №19/4/2013. Стр. 53-56.


28. Л.Л. Ларкина. Правление Свято-Николаевского прихода в Брисбене. “Австралийская лампада”. №19/4/2013. Стр. 57-59. 29.Л.Л. Ларкина. Свято-Николаевского в Брисбене, как центр духовной культуры. “Австралийская лампада”. №19/4/2013. Стр. 60-65.


30. Л.Л. Ларкина. Свято-Николаевского в Брисбене- памятник архитектуры. “Австралийская лампада”. №19/4/2013. Стр. 66-69.


31. Л.Л. Ларкина. Брисбен-колыбель русских австралийцев. “Австралийская лампада”. №19/4/2013. Стр. 69-70.


32. Л.Л. Ларкина. 90 лет Свято-Николаевскому приходу в Брисбене. “Австралийская лампада”. №20/1/2014. Стр. 5-9.


33.Л.Л. Ларкина. История хора Свято-Николаевского прихода в Брисбене. “Австралийская лампада”. №19/4/2013. Стр. 39-50.


34.Л.Л. Ларкина. Россия живет во мне. История одной брисбенской семьи, посвятившей все свое свободное от работы время Богу и церкви. “Австралийская лампада”. №21/2/2014. Стр. 5-13.


35. National Australian Archives (Brisbane): Passenger Liste: Port of Townsville, 19 November 1923 and 5 December 1924.  


36. Памятники истории и культуры Удмуртии: каталог / Удмурт. отд-ние Всерос. о-ва охраны памятников истории и культуры. - Ижевск, 1990. - С. 8, 10, 21, 54, 67, 72, 78, 80, 98. – В содерж.: Воскресенская церковь. 1819. Село Чутырь, Игринский район.


37. Интервью с жителями Квинсленда: Мария Кравченко, протоиерей Гавриил Макаров, Кирилл Мартин, Людмила Мартин, протоиерей Михаил Клебанский Евгений Закржевский, Иван Педио, Константин Дроздовский, Юрий Приданников, Павел Носков, Алексей Дятлов, Елена Дятлова, Валентина Решетникова (Шишкова), Любовь Павлова, Мария Окулова, Евстолия Плюснина (Раменская), Елена Попова, Лариса Алтабасова, Татьяна Флорианова, Людмила Дятлова, Седа Попеня, Лариса Осачий, Ангелина Кокшарова, Михаил Толстов, Виктория Толстова (Петрова), Сергей Толстов, протоиерей Руф Тоболов.






Прапорщик  Колчака из  Удмуртии-первый русский регент  и первый русский библиотекарь в Австралии. написать нам
Дизайн и программирование
N-Studio
© 2018 Австралийская лампада